6-ти часовой вебинар от Utrader уже 30 апреля

Рейтинг лучших бинарных брокеров:

Наука

В ходе технической гонки после Второй мировой войны и Советский Союз, и США понимали преимущества, которые дало бы наличие широкой информационной сети. Один из проектов превратился в сегодняшний интернет, второй остался мечтой о координации всей советской бюрократии.

Холодная война была войной территорий, идеологий и политических принципов. В конце Второй мировой стартовала техническая гонка США и СССР, которые развивали ядерное оружие, строили ракеты, спутники, космические аппараты. Долгое время блокам удавалось поддерживать военный паритет. Компьютеры играли важнейшую роль в обеих программах, они требовались для управления ракетами и спутниками на околоземной орбите. Но лишь одна из двух супердержав сумела создать систему, которая позже стала интернетом. О том, что советские ученые тоже пытались сконструировать широкую национальную компьютерную сеть, стало известно лишь после краха коммунистического строя.

Контекст

Над свободой интернета сгущаются тучи

Что скрывают интернет-гиганты?

Россия учится интернет-цензуре у Китая

Слова «советский интернет» звучат как оксюморон. Общество электронных сетей основывается на децентрализации, открытости, сотрудничестве, что совершенно не соответствует таким реалиям Советского Союза, как цензура, иерархичность, контроль. Интернет даровал нам Википедию, социальную мобилизацию посредством Twitter, глобализацию. А первое коммунистическое государство оставило после себя Чернобыль, колхозы и ржавое кольцо промышленных городов на Урале.

Но на практике развитие интернета было намного сложнее. Его предшественник, американская сеть Arpanet, был запущен в 1969 году, что стало возможным благодаря государственным субсидиям, академическому сотрудничеству и пристальному вниманию к вопросам обороны. Изначальной задачей Arpanet была децентрализованная маршрутизация пакетов данных, что имело мало отношения к свободе слова и либеральным идеалам. Arpa (Advanced research projects agency) была частью американского министерства обороны, и одной из ее целей считалось создание стабильной связи между разными ветвями оборонной системы в случае атомной войны. Возможности использования сети в мирных целях стали очевидны только после окончательного запуска проекта.

У советского государства был повод, технические возможности и ресурсы для создания аналога Arpanet, и советские ученые рано осознали, какую роль может сыграть этот проект. Их попытки разработать национальную компьютерную сеть описал Бенджамин Питерс (Benjamin Peters) из американского университета Талсы в книге «Как поймать страну в сеть: непростая история советского интернета» (How not to network a nation: The uneasy history of the Soviet internet). Повествование начинается в конце Второй мировой войны, за которым последовало десятилетие технологических прорывов в атомной энергии, запусков спутников, исследований ДНК, производства посудомоечных машин, создания вакцины от полиомиелита, распространения телевидения.

В центре практически всех проектов стоял компьютер, но он применялся по-разному в различных областях. Книга Питерса дополняет наши знания о советском измерении компьютерных технологий и о том, что со временем превратилось в кибернетику с отличительными чертами советского строя.

Во времена Иосифа Сталина данные о кибернетике имелись лишь в засекреченных военных библиотеках. Советская пропаганда называла кибернетику «семантическим идеализмом» и «реакционной американской псевдонаукой», что вряд ли могло снискать ей всеобщее одобрение. Кибернетику реабилитировали только после кончины Сталина в 1953 году, когда стало ясно стратегическое значение компьютеров. В речи на XX съезде коммунистической партии за закрытыми дверями Никита Хрущев объявил, что будущее — в автоматизации и эффективизации. В его словах имелся скрытый подтекст: советская экономика неэффективна. Большевики строили социализм, невзирая на расходы и последствия для простых людей, и главной загвоздкой стала необходимость таких реформ и технологий, которые позволили бы системе выжить.

В основе советской экономики лежали планы, из которых наиболее известны так называемые пятилетки. Планы устанавливались государственными органами и осуществлялись на отраслевом и национально-промышленном уровне. В конце каждого отчетного периода объявлялось о достигнутых результатах, и на их основании формулировались будущие цели. Тому, что плановая экономика на практике почти не работала, есть несколько причин, и выделить основную не составляет труда: по мере того, как развивались промышленность и ее бюрократическая надстройка, росло количество государственных структур. Результатом стали дефицит и низкое качество товаров, а также развитие неофициальных отраслей за рамками плана. В 1954 году подсчитали, что 15% трудоспособного советского населения работало в сфере администрирования. Эта цифра подтверждает внутреннюю системную ошибку плановой экономики: бюрократия распространилась и сама стала фактором власти, но при этом усугубились проблемы координации.

В таких условиях зародилась советская кибернетика. В ее основе лежали управление и контроль, на этом строятся искусственный интеллект, системы контроля, теория информации. Ведущие математики и теоретики, такие как Анатолий Китов, Виктор Глушков и Леонид Канторович (позже — лауреат премии Государственного банка Швеции по экономике памяти Альфреда Нобеля 1975 года за работу в области линейного программирования), осознавали, что можно связать компьютеры в сеть и заставить ее работать во благо идей коммунизма. Координационные проблемы в советской экономике могли быть решены математически. Национальная компьютерная сеть на основе принципов линейного программирования Канторовича теоретически могла применяться во всех структурах и областях промышленности. Речь шла о полностью автоматизированной системе управления экономикой страны, которая свела бы к минимуму риски административных ошибок. Лучшей заменой Сталину стал бы не другой человек, а технократически организованная компьютерная сеть для оптимального распределения ресурсов.

С 1959 по 1962 год был представлен ряд проектов оцифровки гражданских отраслей СССР. Самой целенаправленной и долговечной попыткой создания национальной сети стал проект ОГАС (Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации), представленный Виктором Глушковым и одобренный Хрущевым в 1962 году. В отличие от Arpanet, ОГАС была предназначена не только для обмена данными. Создав систему из тысяч компьютеров на уровне предприятий, подключенных к центральному компьютеру, Глушков намеревался сотворить «мыслящую» сеть, которая могла бы в режиме реального времени управлять всей экономикой страны как одной фабрикой. Инженеры ОГАС предполагали, что полностью готовая и оптимизированная система могла быть запущена к 1990 году.

Советы от инвестора:  Отец пообещал бросить основное место работы ради торговли бинарными опционами

Как и многие другие ученые и стратеги, Глушков был дальновидным специалистом, глубоко увлеченным компьютерными технологиями. А выдающийся советский шахматист Михаил Ботвинник посвящал немало свободного времени созданию цифрового варианта игры «Пионер», алгоритмы которой должны были имитировать мозг гроссмейстера. В отличие от ОГАС, которая предусматривала любой шаг в процессе принятия решений, игра Ботвинника была гораздо проще, и в ней были прописаны лишь наиболее вероятные ходы. Но у нее были и свои преимущества: намного более низкие требования к мощности компьютера и, как следствие, более широкие области применения. Ботвинник хорошо понимал значение шахматной компьютерной игры для экономики.

В кризисные для Советского Союза 1980-е годы он предложил программу, которая, по аналогии с «Пионером», рассчитывала обобщенные варианты решения экономических проблем в стране. Но в национальной кибернетической программе наблюдался застой, так что лозунгами реформ стали слова «гласность» и «перестройка».

Список русскоязычных платформ-брокеров бинарных опционов:

Существует несколько причин, почему представление о цифровом социализме так никогда и не стало реальностью. По собственной оценке Глушкова, сеть ОГАС обошлась бы государству дороже, чем космическая и атомная программы вместе взятые. Помимо экономических и технологических препятствий, проект натолкнулся на серьезный протест. Военные, промышленники и бюрократы восприняли идею цифрового администрирования как угрозу собственной власти, а для правящей верхушки это был бы инструмент политического контроля. В государстве, где служба безопасности КГБ контролировала все копировальные аппараты, так что диссиденты распространяли информацию, перепечатанную под копирку на пишущих машинках, было нетрудно догадаться, почему предпосылки создания национальной компьютерной сети структурно склонялись к формулировке inter-«нет».

Интернет в его современном виде возник в том же десятилетии, когда распался Советский Союз. Оба эти события стали предвестниками и предпосылками глобализации, которая последовала прямо за ними. Но политические порывы контролировать информационный поток никуда не делись. Сегодня Китай и Россия имеют самые обширные своды интернет-правил среди всех крупных стран. Глобальное развитие технологий скорее не препятствует слежке и цензуре, а создает для них новые методы. Пекин и Москва в один голос твердят о «цифровом суверенитете» и ждут международного одобрения своих претензий на контроль электронных коммуникаций на национальном уровне. В России нет аналога китайского «большого брандмауэра», однако она с 2020 года блокирует тысячи страниц «экстремистского содержания», к чему относится и поддержка территориальной целостности Украины, и критика приговора панк-группе Pussy Riot, и информация о свидетелях Иеговы.

Уроки истории прошли впустую. Советские лидеры могли бы создать сеть, но предпочли не давать выход информации. Сегодняшний Кремль хочет использовать интернет, чтобы держать страну под контролем, но и это уравнение не имеет решения.

Государство может вводить сложную систему слежки, но не должно мешать интернет-пользователям избегать ее. Наследница Arpanet, децентрализованная информационная система, созданная в эпоху холодной войны с целью пережить ядерную атаку, пока еще достаточно сильна, чтобы обходить требования неототалитарной цензуры. Иерархия структур слежения напоминает об опыте советских времен, но она эффективна, лишь пока люди верят, что она работает.

Мартин Краг — директор программ исследований России и Евразии в Институте внешней политики, преподаватель Центра российских исследований в Уппсале.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Новое в блогах

Состоит в сообществах

Атомоход

( Из повести «Кто видел в море корабли. Хроника одного экипажа)

Если кому-то кажется, что я в чём-то не прав, готов доказать самому министру. Если ничего никому не кажется, то появляются вопросы. Почему прослужившие на АПЛ более 6 лет и 8 месяцев подводники лишены надбавки к пенсии за особые условия службы на АПЛ. Почему отслужив на АПЛ, мы получаем пенсию танкиста, у которого не было Источников Ионизирующих Излучений ( ИИИ), у которого был 8 часовой рабочий день, а у нас 2 дня по 14 часов плюс полные сутки. У него было 2 выходных дня в неделю, а у нас не менее 2 дней в месяц, но штормовые готовности и выходы в море отнимали эти обещанные МО выходные. Он в течении месяца находился на службе 176 часов, а мы 520, если не было штормовых готовностей и выходов в море, а то и все 720. Один час службы на АПЛ оценен государством минимум в три раза ниже, чем в танковом полку.

/ Из письма Президенту РФ капитана 3 ранга Гурьева А.Н,

из его «Точки невозврата» /

Атомная подводная лодка /АПЛ/ это корабль, способный двигаться под водой с большой скоростью, имея для этого определенное наукой соотношение длины корпуса к диаметру. А ядерный реактор не где-то далеко, как на атомной электростанции, а рядом, рукой подать… вытянутой. Даже два. И если уровень радиации не устраивает медиков с точки зрения надежности защиты экипажа, попытка его уменьшить утяжеляет биологическую защиту и сам корабль и, чтобы не потерять в скорости нужно увеличить мощность силовой установки, в нашем случае – реакторов. А это опять увеличивает радиационный фон и требуется более надежная защита.

Советы от инвестора:  Система Тринити для торговли бинарными опционами. Стратегия работы системы Тринити

И так — по кругу. Выбор между фантастическими возможностями АПЛ и здоровьем людей естественно сделан в пользу ее боевых качеств.

На АПЛ рентгеновское излучение, прорвавшееся через нее, ионизирует воду за бортом, оставляя за кормой радиационный след. Глазом он незаметен, но датчики торпед вероятного противника его отслеживают и по этому следу догоняют лодку. В человеке 80% воды и она тоже ионизируется, она ближе к реактору, чем забортная вода. Ее видит прибор /“карандаш” или негативная фотопленка в футляре/, но жаль — только то, что воспринимает сам прибор, а не то, что воспринял каждый орган человека.

А живая ткань, оказывается, реагирует на радиационное излучение по-разному, вызывая впоследствии заболевания, которые медики определяют потом уже, как банальные патологии.

Но не учитывается еще один вид излучения, который специфичен только для АПЛ, о котором громко не говорят и который нельзя измерить никакими приборами.

Атомы газов, пыли и всевозможных испарений, входящих в состав воздуха под действием ионизирующих излучений, исходящих от реакторов, превращаются в радиоактивные изотопы. Эти изотопы в подводном положении, попадая с воздухом в кровь, разносятся по всему организму подводников до ногтей, оседают в костях, мышечных тканях, выбеливая их тела.

Порог лучевой болезни в малой степени 100 БЭР. Исходя из него медицинская рекомендация о сроке службы на АПЛ – 6 лет 8 месяцев, или 15 Бэр в год. Но фактически служат больше — 10-15 лет, или до упора, пока ноги носят, поскольку менять людей каждые 6 лет никакого бюджета не хватит. А это значит, что с неучтенными радиоактивными газами, пылью и испарениями за этот срок получается более 100 Бэр, а за двойной — в два-три раза больше. Суммируя все три типа излучений получается, что каждому подводнику, прослужившему более 6 лет и 8 месяцев гарантировано профессиональное заболевание – лучевая болезнь, вне зависимости от того, чем он занимался все это время в прочном корпусе и в каком отсеке находился. А еще на ПЛ есть команда, которая обслуживают ядерные “аппараты”. В экипаже это Тимофей Лисицын с старшиной Миронюком и матросами. Сколько на самом деле получали эти ребята точно не знает и сам господь – Бог. Не то что химик Сашка Крапивин. Но, даже на выпуклый военно-морской глаз, скажем просто — очень много, поскольку в меню обслуживания – перезарядки активной зоны, замены фильтров активности, всякие другие необходимые эксплуатационные регламенты.

А вот крысы, которые случаются на кораблях, радиацию переносят легко, 300 рентген и – ни в одном глазу… Неплохо бы ознакомить с этой спецификой умных людей, сочиняющих пенсионные законы… Еще лучше – прокатить их в море недельки на две-три. И не просто чемоданами, а чтобы они пожили и поработали в том распорядке, который нарисовал для экипажа старпом Пергамент — “Шмага”… Как говорится, “о бедных гусарах замолвите слово…”

6-ти часовой вебинар от Utrader уже 30 апреля

Отчет: Оля

Фото: Руслан

Дата: 17-18 апреля 2020 г.

Маршрут: Ерал – Муратовка – Илек – Малояз – Вергаза – Минки – Усть-Катав — Кропачево

Общий километраж: 130 км

Участники: Таня(muscka) — руководитель, Денис(dentwon) – рем. мастер, Руслан (Fess) — фотограф, Ильшат — медик, Полина(Sova) — новичок, Оля(karo) – мега тормоз ��

Поход получился очень полезный, по крайней мере, для меня, в плане понимания своих возможностей + отработки основных навыков передвижения с рюкзаком на веле как по дороге, так и в ее отсутствие. Ну и с точки зрения физической подготовки к майскому УТП тоже очень полезно.

День 1-й

В электричку я влетела за полминуты до отправления, еще бы немного и отправилась спокойно досыпать домой. Нас должно было быть семеро, но один из участников не успел на электричку, меньше минуты ему не хватило, чтобы присоединиться к нам. Повезло, что у него не было никакой общей снаряги, а то мы рисковали бы остаться на маршруте без палатки/котлов и т.п.

Высадились на Ерале, по жуткому бездорожью стали выбираться на нормальную дорогу от станции. Пройти нужно было всего ничего – 200-300 м, однако я успела въехать в колею на спуске и упасть. Отделалась легким испугом. Колеса тут же покрылись толстым слоем грязи и очень тяжело прокручивались.

Не успели мы проехать и 50 метров по гравийке, как, переключаясь на подъеме на меньшую скорость, я услышала треск и поняла, что заднее колесо не прокручивается вперед. Приехавшие на подмогу Денис с Таней в полном недоумении смотрели на мой неестественно вывернутый переключатель задних скоростей и спрашивали: «Оля, что ты сделала? ». Вырисовывалась грустная перспектива возвращения обратно на станцию и отправки меня в Уфу вместе с велом. Так как остальные участники успели уже прилично отъехать, то Таня оставила свой рюкзак возле места поломки и налегке поехала за второй частью группы, чтобы сообщить об «аварии» и собрать всех вместе. Минуты через 3 Денис легким движением руки выправил переклюк в прежнее состояние и вуаля, мой велик снова на ходу.:) Возвращающиеся мне навстречу участники во главе с Таней было сильно удивлены, увидев меня на веле, как ни в чем не бывало, и слегка возмущены, что их заставили возвращаться обратно зазря. В такие моменты нужна рация.

Советы от инвестора:  Какая торговая площадка занимает 1 место в бинарных опционах

Доехав до Муратовки ребята свернули в деревню и решили остановиться, чтобы осмотреть местную достопримечательность – старинную церковь. Я же, смотря строго перед собой, пролетела это место вместе с церковью и фотографирующейся на ее фоне группой. Проехав полкилометра в гордом одиночестве и недоумевая, почему никого не видно хотя бы на горизонте, я остановилась, чтобы осмотреться, и была сильно удивлена, обнаружив ребят едущих метрах в 300 за мной. Далее последовало воссоединение группы и бурный обмен эмоциями по поводу того, что по сторонам все-таки тоже полезно смотреть.))

Незадолго до Илека, съезжая на очередном крутом спуске по гравию, я в какой-то момент испугалась и попыталась притормозить. Вел тут же повело и меня выбросило на неплохой скорости прямо на камни. Однако и в этот раз мне повезло – приземлилась на руки и коленки (шлема не было). В итоге синяки на коленках + опыт, что резко тормозить на спуске с камушками не следует.

В Илеке нам встретилась полуразрушенная церковь, на вид ей лет 200. Видно, что когда-то здание было величественным и красивым, но сейчас все пришло в упадок. Хотели зайти внутрь, осмотреть, но дверь была заколочена, так что ограничились тем, что залезли на второй этаж по одной из сохранившихся лестниц. Здесь же в деревне закупили немного воды, т.к. ее запасы уже были на исходе и отправились дальше.

После Илека сделали перекус, немного отдохнули и двинулись дальше.

Км через 7 после Малояза Таня проколола колесо. Ребята оперативно устранили поломку, поменяв камеру. Дополнительные 10 минут отдыха для нас Полиной (пока восстанавливали колесо) и можно двигаться дальше.

Планировалось в первый день доехать до Вергазов, но ближе к вечеру мы поняли что не успеваем. В основном из-за моей плохой физической подготовленности, подъемы давались мне очень тяжело, что сильно снижало скорость передвижения группы. Ребятам приходилось останавливаться и ждать, пока приползу с очередного подъема. Часов в 7, проезжая небольшой ручей, километра за 4 до Вергазов мы решили вставать, т.к. было не ясно, как скоро мы найдем воду после деревни, и уже начинало темнеть.

Быстро сделали ужин и просидели у костра часов до 11, потом стал капать небольшой дождик и разогнал нас по палаткам. Спала я в этот день как никогда крепко))

День 2-й

На следующее утро встали в 7 утра, в темпе позавтракали и снова в путь. Погода переменилась – было прохладно и зябко, небо заволокли тучи.

До Усть-Катава оставалось около 35 км по грунтовой дороге с неровным рельефом (подъем, спуск, подъем, спуск…). В этот день был сильный встречный ветер, что сильно осложняло путь и снижало скорость. Даже на спусках, где, казалось бы, можно развивать большую скорость, не прикасаясь к педалям, приходилось усиленно вкручивать, чтобы поддерживать хоть какую-то скорость. Дорога до Усть-Катава заняла около 4 часов – в 2 мы въехали в город.

Кстати, по дороге на Усть-катав было еще одно происшествие, о котором стоит упомянуть. Проезжая крутой спуск в Минках по крупному гравию, Полина в какой-то момент не справилась с управлением и полетела с вела на камни. Слава Богу, она была в шлеме! Отделалась синяками и небольшим шоком, а вот шлем придется покупать новый. После падения он треснул, а в районе виска осталась вмятина. Не было бы шлема, все могло бы закончиться куда менее удачно.

В Усть-Катаве нашли магазин (кстати, довольно приличный, не сравнить с встречающимися до этого в деревнях), закупили еды/воды и, наскоро перекусив тут же у магазина, отправились дальше. На выезде из Усть-Катава пришлось преодолевать довольно крутой подъем по узкой дороге с двусторонним движением. Машины были совершенно не расположены пропускать/объезжать непонятно откуда свалившихся велосипедистов, так что пришлось слезть с великов и потихоньку катить их вверх.

От запланированного маршрута Усть-Катав – Орловка – Аратское пришлось отказаться, чтобы успеть хотя бы на 6-ти часовую электричку в Кропачево. Решили сокращать по федеральной трассе М5, по ней нужно было проехать около 15 км. Эти 15 км я буду помнить всю жизнь . Летящие мимо на полной скорости фуры и сильный боковой ветер, пытающийся снести тебя в сторону обочины. Причем каждая проезжающая фура создает мощный поток воздуха, который сначала засасывает тебя в ее сторону, а затем откидывает на обочину. Так что ехать нужно очень осторожно, желательно только по обочине.

Где-то за час до электрички мы наконец-то увидели табличку «Кропачево – 6 км» и поняли, что успеваем)). Наверное это и называется «открылось второе дыхание». Куда только делись усталость, болящие мышцы и т.п. Эти 6 км мы летели как на крыльях, чему конечно способствовали хорошая дорога, спуск и прекратившийся (наконец-то!) ветер. Минут за 30 до электрона мы были на вокзале и смогли не торопясь погрузить велы с рюкзаками. Уставшие, но довольные мы возвращались в город, обсуждая наиболее запомнившиеся моменты похода. ��

Заключительное
В общем большое спасибо Тане за организацию сего мероприятия, а также отдельная благодарность Ильшату, проехавшему со мной весь второй день и своим активным покрикиванием не дававшим мне слезть с велика, послав к чертям на фиг М5, фуры и вообще весь этот поход))

Честные брокеры, дающие бонус за регистрацию счета:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Как начать торговать бинарными опционами в 2020 году?
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: